Геральдика Генеалогия Новости и статьи Топонимы Прибалтики Документы Общества Книги из истории Прибалтики

СРЕДНЕВЕКОВЫЕ РУССКИЕ КАМЕННЫЕ КРЕСТЫ В ЭСТОНИИ

Недвижимые памятники русской культуры в Эстонии, накопившиеся за многие века географического соседствования и неизбежных при этом различных связей, очень разнообразны. Это не только дороги и мосты, монументы, здания, промышленные сооружения и военно-технические комплексы, но и места сражений, могилы и кладбищенские памятники... Особое место среди последних занимают древние русские каменные кресты, находящиеся на землях современных Пыльваского и Выруского уездов в юго-восточной Эстонии. К многочисленным таким крестам, известным ранее в Пыльваском уезде, в начале нового, XXI века добавился ранее не известный каменный крест в Выруском уезде, обнаруженный там в двойной стене часовни (!). Большую значимость каменным крестам-памятникам придает целый ряд их особенностей:

  • раннее происхождение (современная датировка создания — XIV...XVI век [1]);
  • относительная многочисленность (около 20 сохранившихся памятников [2]);
  • относительно хорошая сохранность формы, наличие у многих памятников надписей;
  • присутствие в составе всех различимых надписей на памятниках только написанных кириллицей по-русски слов и православных семиконечных «престольных» крестов;
  • однотипность расположения и вида надписей на памятниках.

Целью работы является первое детальное описание группы данных памятников и сопоставительный анализ их основных характеристик с характеристиками псковских аналогов.

Топография, состав и состояние памятников

Все выявленные к настоящему времени каменные кресты расположены в восточных частях уездов Пыльва и Выру. Зону их расположения можно схематично представить в виде полосы шириной 3-10 км, тянущейся на 40-50 км с севера на юг вдоль современной граничной линии с Российской Федерацией (от г.Ряпина до п.Меремяэ).

Внутри этой полосы охраняются Эстонской Республикой как памятники искусства 17 крестов [1]. Они расположены на пяти использующихся или уже не действующих деревенских кладбищах, обычно удаленных друг от друга на 2-10 км. При этом число представленных на одном кладбище крестов колеблется в пределах 1-5. Наличие на ряде кладбищ еще по 1-2 четырехугольных каменных плит-оснований (подпятных камней) с выемкой для крепления креста свидетельствует о большем числе таких крестов там в прошлом. Все известные установленные кресты вкопаны концом нижней лопасти (хвостовиком) в грунт, находящиеся вне грунта на хранении кресты имеют обломанную нижнюю лопасть, только на одном из крестов заметны снизу затесы (?) для крепления в основании. Один грубый крупный гранитный крест без надписей депонирован в музее Ф.Р.Крейцвальда в Выру. Несколько крестов сохранились фрагментарно, в обломках. Один крест, реконструированный по крупному фрагменту, находится в музее д.Саатсе, два больших фрагмента другого креста (из гранита ?) хранятся в «Доме сету» в п.Обинитса. Судьба еще нескольких, упоминаемых старожилами, крестов сейчас не известна [2].

Примерно 65% выявленных крестов (в большинстве с обломанной нижней лопастью) находятся на местном хранении, место их первоначального расположения известно приблизительно, во многих случаях с точностью до сельского кладбища. Остальные кресты сохранились вкопанными в землю, возможно, в местах первоначальной установки. Состояние поверхности камня у большинства памятников оценивается как стабильное [1], лишь в немногих случаях специалистами рекомендованы меры особой защиты (пропитка наружного слоя).

Высота надземной части разных экземпляров крестов варьируется от примерно 0,4 м до превышающей 1м (1 случай). Отношение средней высоты известных крестов к размаху их боковых лопастей варьирует от 0,8 до 1,5 (для вкопанных крестов измерялась высота от среднего уровня грунта, для крестов с обломанной нижней лопастью — до средней линии облома). К сожалению, этот используемый специалистами показатель отражает не только пропорции креста, но и длину доступной для измерения части его нижней лопасти, зависящую от степени облома лопасти или заглубления ее в грунт.

Собранные эстонскими исследователями воспоминания местных жителей (сету) свидетельствуют о нахождении ранее каменных крестов разного размера также и в 4-5 других местах. При этом зафиксировано, что сету иногда практиковали перенос таких крестов на другие кладбища, а также закапывание их в землю в случае войны для сохранения и (одно упоминание) — для предохранения от большевиков [2]. Устные народные источники указывают также конкретно на происхождение нескольких из находящихся на местном хранении крестов с других существующих старых заброшенных сельских кладбищ.

Кроме описанных, два одиночных сравнительно крупных каменных креста (высотой около 1м) находятся каждый вне населенного пункта вблизи от современной местной дороги. Один из них (гранитный) издавна лежит на средневековом могильнике курганного типа в Пыльваском уезде вблизи г.Ряпина, а другой (известняковый?), случайно выявленный в 2000 г., стоит в восточной части Выруского уезда вертикально в грунте между основаниями двойной стены сетуской часовни. Крест был обнаружен при разборке придорожной часовни (из-за ее обрушения), внутри торцевой стены, которой он был обстроен, вероятно, для сохранности. К сожалению, верхняя лопасть этого креста откололась (хоть и осталась на месте) вследствие попадания в верх средокрестия трех пуль крупного калибра, можно полагать, при простреливании часовни насквозь во время Второй мировой войны.

Кроме вырубленных из камня крестов, в Пыльваском уезде на заброшенном древнем лесном кладбище [2] сохранилось два надмогильных православных креста, высеченных на поверхности яйцевидных гранитных валунов высотой 0,6-1 м. Данные памятники были описаны еще Л.Ф.Зуровым [3]. К сожалению, выявленные им в том же месте в 1937-38 гг. еще 1-2 подобных камня, видимо, сейчас утрачены. Намогильные камни с крестами, вероятно, устанавливались после XVI в. в результате деградации традиции установки каменных крестов [4].

Около 70% известных крестов имеют на одной из плоскостей надпись или ее следы, на остальных поверхностях крестов надписей или следов надписей визуальным осмотром не обнаружено. Приблизительно у 30% из крестов надпись полностью или частично поддается прочтению.

Различимые на крестах надписи и рисунки у всех крестов практически одинаковы по композиции и содержанию:

на верхней лопасти креста в краткой форме (с лигатурами) написанные слова «ЦАРЬ СЛАВЫ», на левой лопасти в краткой форме «ИИСУС», на правой также в краткой форме — «ХРИСТОС», в средокрестии православный крест на престоле и под ним слово «НИКА». Все (или почти все) надписи выполнены в технике углубленной прорези, часть рисунков крестов — в технике углубленного полурельефа.

Композиция и содержание надписи у всех выявленных известняковых крестов практически полностью совпадают с традиционными для крестов, известных во Пскове и на территории современной Псковской области [4,5]. При этом памятников, практически идентичных выявленным на современной территории Эстонии по размерам и пропорциям (полных копий), автор в экспонированной или описанной части Псковского и Изборского собраний крестов не обнаружил. Этот факт, впрочем, легко объясним общеизвестной неповторимостью экземпляров изделий при ручном способе изготовления, характерном для средних веков.

Собрание подобных каменных крестов Псковского музея-заповедника [5] насчитывает около 40 памятников, большая часть которых в период собирания (1970-г.г.) не получила топографической привязки. При этом в опубликованной части коллекции (30 шт.) представлены в основном кресты разных типов. Собрание каменных крестов Изборского музея насчитывает около 30 памятников, значительная часть которых имеет топографическую привязку. В отличие от выявленных на современной территории Эстонии камней с крестами описанные в [4] гранитные намогильные камни псковских погостов все имеют стесанную лицевую поверхность.

Уточнение датировки и типа

Точная датировка всех известных каменных крестов пока невозможна из-за отсутствия на них однозначно датирующих элементов, а также лаконичности и неполной сохранности деталей надписей и рисунков. Однако ориентировочное уточнение датировки с использованием описанных в [4,5,6] критериев представляется возможным.

Для четырех памятников (находящихся в четырех разных местах) уточнение датировки может быть проведено по сохранившимся на них характерным элементам ставрографики. Все четыре креста по специфичным диграфам (слитному написанию двух букв), а именно:

1) «Ч+Р» в кратком написании слова «ЦАРЬ» (вследствие характерной псковской особенности написания вместо буквы «Ц» писалась буква «Ч») и/или

2) «Н+И» в слове «НИКА»

— могут быть согласно [4,5] предположительно датированы не ранее XV века. В сочетании с принятой в литературе датировкой поздней границы создания подобных крестов XVI веком [2,6] это сужает диапазон возможных дат создания рассмотренных четырех памятников до XV-XVI веков.

Для всех памятников с различимыми рисунками на средокрестьях уточнение датировки может быть произведено по деталям рисунка с известным временем появления, а именно:

1) поскольку у всех известных крестов отсутствуют изображения атрибутов страстей Господних, уверенная датировка данных крестов позже XIV в. по наличию данных атрибутов невозможна и вероятностно более обоснована их датировка ранее XVI в.;

2) поскольку у всех крестов голгофы-престолы имеют простую одноступенчатую форму, отсутствует основание датировки таких крестов позже середины XVI в. по форме престола и вероятностно более обоснована их датировка ранее этого времени.

С учетом принятой в литературе датировки ранней границы создания подобных крестов началом XIV в. это сужает диапазон наиболее вероятных дат создания большинства рассмотренных памятников до XIV-XV веков. Более строгая датировка крестов требует проведения специальных исследований.

Среди памятников визуально выделяется один крест среднего размера, имеющий весьма короткие равноширокие горизонтальные лопасти и широкие вертикальные, причем верхняя лопасть расширяется кверху. Своей мощной архитектоникой он производит впечатление более архаичного и не вполне соответствует предложенным в [4,5] классификациям. Отсутствие в надписи на этом кресте диграфов и верхнее положение поперечной линии в букве «Н» [4] позволяют ориентировочно датировать данный памятник также не позднее XV в.

С другой стороны, наиболее крупный из известных крестов, имеющий начертание надписи, употребительное с XV в., отличается наиболее эффектной и тщательно выполненной графикой букв и рисунка. При этом некоторая стилизованность надписи позволяет предположить еще более позднее происхождение памятника (в пользу этой гипотезы говорят также большие размеры креста, определенная тенденция укрупнения форм наблюдалась с начала XVI в. [5]).

Принадлежность всех известных сейчас в Пыльваском и Выруском уездах каменных крестов из известняка или песчаника к псковско-изборскому типу проверялась по критериям их соответствия признакам, описанным в [4,5,6]. Анализ фотофиксации крестов, выявленных в юго-восточной Эстонии, показал:

  • присутствие у практически всех крестов с различимой верхней надписью псковской особенности написания («Ч=Ц»);
  • наличие у не менее 75% крестов изборской особенности формы (поднимающиеся вверх верхние края боковых лопастей и/или сужающиеся книзу их обрезы).

Выявлены только три креста, у которых и первый, и второй признаки не идентифицируются (все эти кресты имеют плохую сохранность лопастей, не позволяющую однозначно определить их форму и, наряду с этим, не имеют визуально различимой надписи). Таким образом, не менее 75% известных в юго-восточной Эстонии крестов из известняка или песчаника с различимыми надписями могут быть уверенно отнесены к псковско-изборскому типу и, видимо, имеют русское происхождение.

Два известных в рассматриваемом регионе гранитных креста (на могильнике у д.Куукси и депонированный в музее г.Выру) характеризуются трудно различимым, лишь частично намеченным контуром и примитивностью технологии изготовления. По форме и предполагаемой технике обработки (четырехконечный коротколопастный крест, грубо сформированный путем скалывания местами граней приблизительно четырехгранной заготовки, вероятно, полученной путем обкалывания продолговатого валуна) эти кресты имеют только единичные и более совершенные аналоги. По данным [4] такие аналоги известны в основном к востоку от Пскова [в Теребени и в Волышево]. Однако определенное сходство формы и технологии создания позволяют предположить если не общность их происхождения, то иную связь (культурное заимствование?). При этом другие визуальные признаки связи данных памятников с русской культурой не выявлены (кресты не имеют различимых надписей или рисунков).

Назначение и расположение

По назначению не менее 75% выявленных в юго-восточной Эстонии русских средневековых каменных крестов относятся к намогильным крестам, они расположены (или известно, что были расположены) на территориях действующих или заброшенных сельских кладбищ. Примерно 35% крестов и сейчас вкопаны в землю кладбищ, причем вблизи 20% из них отчетливо видны могилы. Преобладание в массиве выявленных крестов намогильных характерно и для Псковской области — подсчет по данным [5] показывает, что более 85% крестов описанной части коллекции Псковского музея-заповедника были атрибутированы как намогильные.

Существующая на территории современного юго-востока Эстонии со средних веков традиция установки каменных крестов именно на индивидуальных могилах особо акцентируется эстонскими археологами, так как этим средневековая православная практика использования здесь каменных крестов резко отличается от соседней латинской. На сельских лютеранских (как и ранее на католических) кладбищах в южной Эстонии средневековые каменные кресты являлись (и являются сейчас) почти исключительно общими крестами кладбища [7]. Следует отметить, что установка общего креста при открытии нового кладбища не совсем чужда и псковско-новгородскому региону [8].

В результате недавнего полевого исследования эстонских археологов было заключено, что один из двух крупнейших в Эстонии средневековых православных крестов (крупный крест в Пыльвамаа) является общим крестом кладбища, так как при раскопках возле него не было обнаружено могилы [9]. Однако представляется, что небольшие размеры подавляющего большинства остальных известных крестов юго-востока Эстонии делают использование их в качестве общего креста кладбища мало вероятным.

Назначение большинства из остальных примерно 25% крестов пока не может быть достоверно определено, так как неизвестны места их прежнего размещения. Эти кресты упали со своего основания или были отломаны от хвостовиков и сейчас находятся на хранении. Только относительно части из них имеются предположения о вероятном первоначальном месте размещения, основанные на местных устных преданиях [2]. Проверка этих сведений при современном состоянии поисковой техники весьма трудоемка, так как требует мониторинга оснований и отломанных хвостовиков, оставшихся в грунте на территории старых сельских кладбищ.

По назначению не могильным, а местопамятным (т.е. поставленным на сакральном или памятном месте) крестом, вероятно, является памятник, обнаруженный в Выруском уезде в стене часовни. Эта гипотеза основана на следующих аргументах:

  • относительно низменном, малопригодном для захоронения характере местности у памятника, в то время как в нескольких десятках метров за ним находится холм,
  • удобный и для захоронения, и для установки далеко видного поклонного креста;
  • явной ценности креста для всех местных жителей, обусловившей оригинальный метод его спасения, не разглашенный никем из многих лиц, видевших крест ранее;
  • придорожности креста, то есть факте нахождения памятника в 25-30 м от сравнительно крупной местной дороги (шоссе из Меремяэ в Обиницу), огибающей здесь холмы, что, вероятно, издавна определяло выбор путниками именно данного маршрута;.
  • повышенной около памятника влажности почвы, на что указывает наличие там кустарниковой растительности, характерной для близких подпочвенных вод.

Судя по рельефу местности, вероятно, данным крестом был отмечен старый исток ручья Тухквица (Tuhkavitsa oja), так как неподалеку начинается овраг с действующим родником-источником этого ручья. Проверка гипотезы требует полевых исследований.

Материал и вероятное происхождение

Более 75% известных православных каменных крестов юго-восточной Эстонии изготовлено из слоистой осадочной горной породы типа известняка, которая эстонским археологом Х.Валком определена [2] как происходящая, «вероятно, из Изборского месторождения». По внешнему виду этот камень отличается от известняка, распространенного в северной и встречающегося в средней Эстонии. Остальные кресты (кроме одного) определяются в материалах мониторинга [1] как состоящие из песчаника или «гранита с повышенным содержанием кремния» (?). Один крест изготовлен из красновато-бурого гранита.

В описанном в [5] массиве крестов собрания Псковского музея-заповедника также доминируют памятники из известняка (их около 70%), имеется 3 креста из песчаника, и по 2 — из гранита и базальта (?). При этом среди рассмотренных в [4] 22 каменных крестов, сохранившихся на погостах Псковской области, около 60% составляют кресты из гранита, что может быть объяснено их большей прочностью.

Культурологическое определение происхождения памятников в нашем случае может быть сведено к ответу на следующие вопросы:

1. Каково «физическое» происхождение памятника (где были изготовлены кресты)?

2. Каково его «социальное» происхождение (кто «заказчик» установки крестов)?

Заключение о месте изготовления средневековых русских крестов юго-восточной Эстонии, можно, очевидно, сделать на основании следующих фактов:

  • как вытекает из приведенных выше результатов анализа, по своей 1) форме, 2) виду и содержанию надписей, 3) материалу и 4) назначению подавляющее большинство выявленных крестов определенно относится к русским псковским крестам, а именно к крестам изборского типа. (Аналогичный вывод, но без приведения аргументации, содержится также в работах [2,7]);
  • известен факт исторически продолжительного ремесленного изготовления крестов изборского типа в каменоломнях вблизи г.Изборска (там археологическими средствами выявлены полуфабрикаты и заготовки крестов), в иных местах производство крестов такого типа неизвестно и весьма маловероятно [10].
    Если эти посылки справедливы, из них следует логический вывод о том, что рассматриваемые кресты можно с высокой вероятностью считать изготовленными в изборских каменоломнях. Аналогичный вывод сделан также в работе [2], но без изложения аргументации.

Заключение о «заказчиках» установки средневековых русских крестов юго-восточной Эстонии можно, в свою очередь, сделать на основании следующих известных фактов:

  • православные каменные кресты были по меньшей мере к концу периода своего распространения (т.е. к XV-XVI вв.) на кладбищах юго-восточной Эстонии широко представлены (даже сейчас, спустя 4-7 веков, несмотря на физическую уязвимость этих некрупных известняковых памятников, известны сообщения об их наличии в исторически недавнем прошлом на примерно половине из 69 местных кладбищ [2]);
  • по данным археологии, находившиеся к XV-XVI вв. на рассматриваемой территории деревни с угро-финским населением (сету) были редки (сету и русские жили в отдельных деревнях, большая часть сетуских деревень возникла с XVI-XVIII вв. [11]);
  • по топонимическим данным в конце XVI в. на территориях современных восточных частей Пыльваского и Выруского уездов (то есть территории нахождения крестов) подавляющее число (более 80%) выявленных населенных пунктов имело русские по этимологии названия [4, карта 1585-87 г.г.], это дает основания считать, что большинство населения там в указанный период было русским.

Если эти посылки справедливы, то справедлив логический вывод из них о том, что, по меньшей мере, в большинстве случаев «заказчиками» каменных крестов юго-восточной Эстонии были местные русские жители. Этот вывод согласуется с констатацией [2] о наличии в области расселения сету территориальных «клиньев» оседлого русского населения и косвенно подтверждается решением эстонских специалистов охранять каменные кресты юго-восточной Эстонии не как памятники истории Эстонии, а как памятники искусства. Все вышеизложенное позволяет рассматривать их также как памятники русской истории и культуры в Эстонии.

С учетом известной взаимной обособленности жизни русского и сетуского населения региона, правомерно предположить, что намогильные кресты, сохранившиеся на своем первоначальном месте, находятся в подавляющем большинстве случаев также у средневековых русских могил.

Выражаю признательность Инспекции по охране памятников Эстонии за любезное предоставление для ознакомления материалов мониторинга каменных крестов Пыльвамаа.

Благодарю к.и.н. Б.Н.Харлашова и Л.Е.Грушину, а также сотрудников Мирожского комплекса Псковского музея-заповедника и Изборского музея за предоставленную возможность ознакомиться с весьма интересными сведениями о средневековых каменных крестах Псковской области Российской Федерации.
Возможностью выполнения этой работы автор во многом обязан объединению «Русский музей» Эстонии, благодаря помощи которого были совершены поездки для сбора материалов.

Ю.П.Мальцев

Председатель Общества охраны памятников
русской культуры в Эстонии, Ph.D.

ИСТОЧНИКИ И ПРИМЕЧАНИЯ

1. K.Holland, M.Limberg. Setomaa kunstimälestistena kaitstvate kiviristide monitoringu aruanne. Tallinn, 2002. Кроме зафиксированных в отчете 17 охраняемых крестов, известны еще как минимум четыре таких памятника, из них по меньшей мере два к концу 2003г. имели местную охрану.

2. H.Valk. Setomaa kiviristid. Извлечение
из научного обзора, включенное в [1], с.16-18.

3. L.Zouroff. Irboska, Lobotka, Petseri. (САИИЭ), А-1937, 1938. Возможно, что в фонде Л.Ф.Зурова могут храниться более детальные сведения об этих и других памятниках Эстонии, связанных с русской культурой.

4. Б.Н.Харлашов. Погосты и губы в Псковской земле XIV-XVI вв. Диссертация к.и.н.-. Москва, 1995.

5. В.М.Рожнятовский. Псковское музейное собрание каменных крестов./В сб.: Археология и история Пскова и Псковской земли. Материалы научного семинара 1996-1999. —Псков, 2000, с.27-37.

6. В.В.Седов. Изборские каменные кресты./В кн.: Средневековая Русь.- Москва: Наука, 1976, с. 102 — 105.

7. H.Valk. Rural cemetries of southern Estonia 1225 — 1800 AD-.Tartu, 1999-2001, р. 27.

8. И.А.Шляпкин. Древние русские кресты. I. Кресты новгородские до XV в.- СПб, 1906.

9. H.Valk. Arheological investigations at Siksala and Podmotsa: chapel site, cemetry and stone cross.//Archeological Fieldwerk in Estonia.- Muinsuskaitse Amet, Tallinn, 2004, p.122-131.

10. Устное сообщение автору директора Изборского музея-заповедника г.Л.Н.Панова.

11.H.Valk. Maa rajajoonel.- Eesti loodus, 2003, № 7, lk.20.

Кресты на кладбище в Лаосина.