Геральдика Генеалогия Новости и статьи Топонимы Прибалтики Документы Общества Книги из истории Прибалтики

Станислав Думин (Москва)

СТРАСТЬ БРЕЖНЕВА К НАГРАДАМ РАЗДЕЛЯЮТ МНОГИЕ …

В России награды традиционно подразумевали общественное признание заслуг человека. В детстве каждый из нас гордился отцовским орденом Красной Звезды, материнской медалью «За доблестный труд» - отличиями, красноречиво свидетельствовавшими о ратном или трудовом подвиге. Сегодня дело обстоит иначе - большинство россиян даже не ведает, как называются современные государственные ордена, как они выглядят. В чём причина небывало низкого авторитета российских наград, рассуждает член Геральдического совета при Президенте РФ генеральный секретарь Международной генеалогической академии Станислав Думин.

- Судя по репортажам из Кремля о награждениях орденами и медалями, сегодня награды в России все-таки имеются. В то же время читатели сетуют, что многих почётных отличий уже нет, нередко люди просят возродить практику награждения медалью «Ветеран труда», «Ветеран Вооружённых сил».Как в реальности обстоит дело с государственными наградами, за что их «дают», какова их престижность?

- В настоящее время в России возрождается система государственных наград, утраченная с распадом СССР. Она складывается из нескольких элементов: орденов и медалей, унаследованных от СССР (иногда модифицированных или переименованных), наград, воспроизводящих ордена императорской России, а также новых, собственно российских орденов и медалей.

Мне представляется, что наиболее интересен именно последний вариант, предусматривающий реалии новой России с учётом её исторических традиций. Это особенно заметно в одном из лучших современных орденов «За заслуги перед Отечеством».

В то же время оформление других российских наград оставляет желать лучшего. Например, Орден Мужества хорош по рисунку, но знак его непропорционально велик, плохо смотрится на фоне других знаков. Не увенчалась успехом и попытка возродить ордена с историческими названиями - святого Андрея Первозванного, Георгия Победоносца. На мой взгляд, дело не пошло дальше чисто формального воссоздания внешней формы, без наполнения ее реальным содержанием.

Впрочем, основные проблемы в этой сфере заключаются, на мой взгляд, не столько в высших знаках отличия, сколько в практически полном исчезновении «массовых» наград, подобных медали «Ветеран труда». Сейчас даже юбилейные награды изготовляются небольшим тиражом, ими практически не награждаются обычные граждане, труженики, служащие. Даже при многолетнем и добросовестном труде в государственных структурах, в сфере образования, культуры, здравоохранения сейчас трудно рассчитывать, что государство отметит заслуги человека. Это большая ошибка! Ведь даже девизом одного из российских орденов были слова: «Награждая - поощряю»…

- Вы сказали, что внешний вид некоторых современных орденов оставляет желать лучшего… Неужели люди, разрабатывающие эскизы наград, не понимают, что они несут огромный патриотический и нравственный потенциал, что каждая деталь имеет особый смысл?

- Действительно, в российских наградах поражает обилие эклектики, смешение атрибутов и символов императорской России, СССР, разных эпох, различной идеологии. Но вина в этом коренится не столько в непрофессионализме художников-проектировщиков, сколько в тех, кто принимает окончательные решения.

Многие современные награды вольно или невольно подражают образцам советского периода. Но повторение не всегда означает улучшение качества. С другой стороны, вряд ли можно было полностью порвать с прежними наградными традициями. Ведь советских орденов были удостоены миллионы людей, в подавляющем большинстве - вполне заслуженно. Это их память, их гордость, и нужно уважать их чувства.

Но современная российская наградная система должна строиться на других принципах. Прежде всего, необходимо вернуться к традиционной для России системе последовательного награждения не только за особые подвиги и заслуги, но и за выслугу лет. Это обстоятельство представляется особенно важным в том аспекте, что каждый гражданин должен иметь шанс получить официальную награду за свою добросовестную трудовую деятельность. Так, для многих единственной наградой в советское время служила медаль «Ветеран труда» - свидетельство участия в общественной жизни государства.

Должен отметить, что правильно построенная система наград способна интегрировать страну; и здесь, не менее чем в административной области, необходима чёткая вертикаль. Только в этом случае нравственный потенциал наград будет использован полностью, на благо всего нашего государства. Думаю, первым шагом в этом направлении должно стать возрождение массовых медалей «Ветеран труда» и «Ветеран Вооруженных сил России».

- Известно, что кроме государственных наград во многих странах существуют так называемые религиозные и династические ордена и медали. Есть ли они в России?

- Многие старые династические ордена были учреждены под покровительством Церкви. Наиболее известные из них - это орден святого Иоанна Иерусалимского, орден Гроба Господня и Тевтонский орден, превратившиеся сейчас в монашеские братства, но имеющие и светских членов. Собственная система наград существует у Римско-католической церкви; впрочем, эти награды Ватикана одновременно являются и государственными знаками отличия.

В Русской Православной Церкви раньше не существовало собственных орденов; но уже с конца XVIII столетия священнослужители стали удостаиваться императорских орденов, в том числе самых высших. Первая собственно церковная награда для русского духовенства, орден святого Владимира был учрежден в 1957 году, несколько других - к празднованию 1000-летия крещения Руси. Ими награждаются не только священники, но и миряне. Недавно учреждён орден для российских воинов святого Димитрия Донского. Не все из них, к сожалению, одинаково удачны по дизайну и по исполнению; но это не уменьшает их престижа и духовного значения в российском обществе.

Исторические ордена, учрежденные европейскими и иными монархами, как правило, сохраняются главами современных коронованных династий даже в случае утраты государственной власти. Именно такие ордена называют династическими. В Европе их насчитывается немало. Большинство из них остаются фамильными, составляя преимущественно семейное отличие членов династии и их родственников (примером может служить австрийская ветвь ордена Золотого Руна, принадлежащего династии Габсбургов, прусский орден Черного Орла). Список династических орденов публикуется международной комиссией. В этом списке представлены и русские императорские ордена, которые сохранились как достояние учредившей их династии.

В настоящее время её возглавляет великая княгиня Мария Владимировна, глава Императорского дома. В числе ныне здравствующих кавалеров ордена Андрея Первозванного - греческий король Константин II, болгарский царь Симеон II, великий магистр Мальтийского ордена Эндрью Берти. В 2004 году этот высший императорский орден был вручён и святейшему Патриарху Алексию II.

В прессе в последнее время часто упоминается императорский военный орден Святителя Николая Чудотворца, история которого насчитывает уже 90 лет. Он был задуман как награда для участников Первой мировой войны. Николай II в принципе одобрил проект, но отложил его осуществление до окончания войны. Орден был учреждён уже в эмиграции преемником Николая II императором Кириллом Владимировичем как памятная награда для ветеранов Первой мировой войны, которую получили не только офицеры, но и «нижние чины». В 2001 году великая княгиня Мария Владимировна утвердила новый статут этого ордена, чтобы «от имени Российского Императорского дома воздать должное вкладу нынешнего поколения защитников Отечества в укрепление обороноспособности России». 14 декабря 2001 года министр обороны России Сергей Иванов разрешил ношение этого ордена офицерам действительной службы.

Среди кавалеров этого ордена - многие видные представители генералитета, а также боевые офицеры; кроме военных, им награждаются генералы и офицеры Министерства внутренних дел, Министерства по чрезвычайным ситуациям, Министерства юстиции и других силовых ведомств. На сегодняшний день состоялось уже более 600 награждений.

Таким образом, императорские ордена вошли в число современных российских наград, что мне кажется очень символичным, ведь это именно те исторические ордена, которые имеют законную, непрерывную преемственность. Существуя, как и ордена церковные, в иной юридической плоскости, они существенно дополняют государственную наградную систему.

- Нередко можно встретить людей, грудь которых «украшает» такое количество всевозможных орденов, что им мог бы позавидовать и генсек КПСС Леонид Брежнев. Обычно они говорят, что это некие «общественные награды»… По вашему мнению, что происходит: эти люди во что-то не доиграли в детстве и теперь пытаются компенсировать упущенное или действительно эти знаки стали суррогатом государственных наград, символом всенародного признания?

- Прежде всего, награда должна иметь «источник чести». Таким источником чести «высшего ранга» может быть государство, династия, сохраняющая историческую традицию, или духовная власть, то есть Церковь. В этом случае это полноценные награды, имеющие высокий статус, хотя, естественно, существует определённая их иерархия.

В последние годы в России отмечается бурный рост всевозможных ведомственных и региональных наград. В Геральдический совет при Президенте, где я состою, регулярно поступают на регистрацию целые наборы таких наград. В некоторых субъектах Российской Федерации число местных орденов, медалей и знаков превышает все мыслимые пределы.

Невольно задаешься вопросом, почему возник поток «героев труда» регионального и ведомственного уровня? Думаю, это происходит именно потому, что государство слишком скупо отмечает достойных, и именно этот «наградной вакуум» заполняется, подчас далеко не бескорыстно, чиновниками местных администраций.

Так называемые общественные награды вполне уместны как знак признания со стороны той или иной общественной организации, коллег по профессии. Но одно дело - признание со стороны поместной Церкви, главы исторической династии, главы государства и совсем иное - знак уважения от некой корпорации или клуба коллекционеров. Общественные награды, мне кажется, имеют право на существование, если они не претендуют на иной, не свойственный им ранг общегосударственной награды. Очень жаль, что многие подобные знаки маскируются под официальные ордена. Здесь и орденские звёзды из золота и серебра, и кресты, и медали на пятиугольной колодке. Видимо, страсть Брежнева к наградам разделяют многие, а «торжество демократии» позволяет эту страсть утолить.

Но в то же время многие обладатели таких общественных наград - люди достойные, заслуженные, и еще раз приходится сожалеть, что их дела не нашли пока достойного государственного признания. Ношение общественных наград никому не возбраняется, их имеют многие официальные лица. Следовательно, и эти награды заняли определённое место в общественной жизни. Но, повторюсь еще раз, их нынешняя чрезмерная популярность - результат недостаточного развития государственной наградной системы.

Старая русская поговорка гласит: «За Богом молитва, за царём служба не пропадают». Хотелось бы, чтобы именно этим принципом руководствовались и сейчас те, кто по долгу службы занимается наградными делами.

Беседовал Александр КРЫЛОВ.